Минэк придумал неисполнимую методичку по кадастровой оценке
Один из наиболее эффективных депутатов Госдумы Сергей Катасонов провел во вторник заседание рабочей группы “Совершенствование законодательства в сфере кадастровой оценки, имущественных налогов и оценочной деятельности”.
Заседание прошло весело, хотя обсуждались вопросы мрачные и абсолютно непроходимые. Так выстроено российское законодательство по образу и подобию бразильской сельвы с пираньями, кайманами и анакондами.
Собрались единомышленники с нескольких сторон одной баррикады, понимающие друг друга влет с полуслова. Со стороны понять, о чем они говорят, было трудно. Кроме одного: Минэк своим творчеством заблокировал как экзамен оценщиков, так и саму кадастровую оценку, да еще придумал хитрые формульные расчеты вместо живой оценки на месте.
По каким-то невероятным законам российской природы у нас все работает не благодаря, а вопреки. Страна не рухнула, и чиновники не разбежались. В среднестатистическом регионе на полтора миллиона подлежащих кадастровой оценке объектов приходится пять человек. Это не только на саму оценку, но и всевозможные разборки с судами. В других регионах на все про все может быть два-три человека.
Исключение составляет Московская область – лидер по количеству земельных участков и объектов недвижимости. Четыре миллиона объектов, при этом шесть млн отсутствуют. 92% объектов строительства не связаны с земельными участками. Минэк так написал свою методичку, как будто все есть. А ничего нету.
Егор Кизякин из Центра кадастровой оценки подготовил к обсуждению в Думе анализ. В графической части перечня объектов оценки Московской области не имеют границ 91% населенных пунктов, 40% земельных участков, 95% зданий и сооружений. Отсутствие границ системное – на всей территории РФ. Отсутствуют данные для точного расчета значений ценообразующих факторов для значительного количества объектов.
Анализ семантической части перечня объектов оценки Московской области показал, что 39% объектов капстроительства (ОКС) с отсутствующим годом постройки. 76% ОКС с отсутствующим материалом стен или указано “Прочий материал”. 92% ОКС не связаны с кадастровым номером земельного участка.
Отсутствие значений факторов системное – на всей территории РФ.
Отсутствуют значения ценообразующих факторов для значительного количества объектов.
Егор Кизякин проанализировал также методические указания и установил, что в них “встречаются пробелы”. Однако сам анализ показывает, что пользоваться методичкой невозможно. Докладчик предложил изменить статус “указания” на “рекомендации” и дать внятную методичку на десяток страниц, не больше.
Представитель Минэка Надежда Бабичева не имеет информации по возможности изменения статуса документа. Из ее обильных пояснений следует, что после некоторых уступок в части экзамена оценщиков все остальное будет так, как сейчас прописано. За исключением того, что за несданный экзамен оценщика не исключат из реестра саморегулируемой организации, а лишь приостановят членство в ней.
Что это даст собственникам недвижимости в пределах кривой схемы, когда государственную собственность оценивает частная лавочка? Напоминание о том, что оценка – это бизнес, вызвало незамутненный смех с искренним весельем.
По ходу пьесы выяснились такие вещи, что кто-то невидимый мог записать на бабушку завод. Несчастная бы пользовалась такой лафой, но там еще акционеры есть, а ей надлежит платить налоги. И приходится нанимать адвоката для суда, чтоб не платить за неизвестно чью собственность. А могут и три ресторана записать. Обращаться бессмысленно, в налоговой такие вопросы игнорируют. Идет, как было сказано, задвоение ошибок.
Бывалый депутат Сергей Катасонов задал чисто дилетантский вопрос – откуда берутся ошибки?
Надежда Самойлова из Росреестра на голубом глазу сообщила, что недвижимость регистрировали БТИ, а БТИ расформированы. Вот где бардак.
На самом деле БТИ не разбежались. Их ликвидация была такая же маниакальная идея Минэка, как и уничтожение печатей, архивов, трудовых книжек, категорий земель. Однако народ теперь в исполнительных властях работает опытный в части перестроек-перестрелок. Постсоветское чудо не вышло, когда кадастр уничтожили на раз. В итоге БТИ сохранились без закона. Минэк забрал себе под контроль Росстат и Росреестр. И принялся наводить бюрократический террор, накачивая объем и сложность документации.
Надо отдать должное российским чиновникам. Они все равно будут работать по факту, какую бы систему ни ввел Минэк.
Может быть, убрать Минэк? Про него в Думе давно говорят, что это министерство по развитию коррупции. Вопрос журналиста вызвал шок: ну, тогда вообще хаос будет… Интересно, а сейчас что? И все четверть века.
Страна не рухнула, и революции не случилось, как ни тщились нас стравить друг с другом.

КАДАСТРОВАЯ ОЦЕНКА – МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА